Андрей Хлывнюк: «Моя музыка — это мое хобби»

В Израиль пожаловал «Бумбокс» с единственным концертом. Лидер группы Бумбокс Андрей Хлывнюк в эксклюзивном интервью «Хулигану»- о том, как арендованная квартира приводит с созданию группы, почему музыка — это хобби, и как западают в душу песни.

— Андрей, добро пожаловать! Как настроение? Как встретил вас Израиль?

— Спасибо! Настроение отличное, а Израиль встретил очень тепло – во всех смыслах. Плюс 30 – это просто подарок. В Киеве сейчас плюс 10.

— Ого, солидный перепад! Для Израиля, правда, это тоже довольно аномальная жара, обычно в конце октября у нас прохладнее. Солнце явно вас поджидало.

— Спасибо, это приятно! (смеется)

— Расскажете пару слов о концерте Бумбокса?

— Мы сыграем большой концерт, в котором будут и новые, и старые песни. Проверено: если ты едешь за границу, не сыграть старые песни невозможно. Для кого-то из зрителей они что-то значат. Да и для нас, конечно, тоже. Я перед приездом специально спросил своих ребят, есть ли песни, которые  бы они не хотели играть. Ответили: «Играем все!»

— Андрей, а у вас какие любимые песни?

— Я люблю «Апрель в Париже», я люблю «I fall in love» в исполнении Чета Бекера. Из своих? нет, любимых нет.

— А как в принципе относитесь к своему творчеству? Есть ощущение того, что вы делаете что-то значимое, культовое?

— Вот совсем, абсолютно нет.

— Вам вообще присущи гордыня, тщеславие,  ну хотя бы гордость за то, что вы делаете?

— Нет, ничего из перечисленного. Мое творчество – это и творчество, и работа, в которую многое вложено – это если говорить с продюсерской точки зрения. Но для меня это, в первую очередь, это хобби, как ни странно.

— Хобби?! А кем бы вы стали работать, если бы ваша карьера была другой?

— У меня и была, и есть другая  профессия – я работал переводчиком. Я мог бы работать графическим дизайнером, это у меня получается неплохо

— Вы рисуете?

— Нет. Уже нет. Я, кстати, был бы плотником еще, может быть, неплохим.

— В каком направлении Бумбокс работает? Вот если ярлык повесить?

— Это поп-рок и поп-хипхоп музыка.

— С чего началось ваше собственное увлечение музыкой? Вы играли с ребятами во дворе на гитарах?

— Нет, не играли. А началось оно с  чужой музыки, наверное. Плюс у меня было музыкальное образование, я хорист. Плюс ребята играли на гитарах. Поначалу мы просто снимали квартиру вместе – такое вот начало музыкальной карьеры.

— Чтобы играть, арендовали квартиру?

— Нет, чтобы жить. Но потом начали играть, стали превращаться в группу.

— Когда вы поняли, что вы популярны?

— Когда стал слышать свои песни на радио, в машинах на улице – везде.

— и тогда вы поняли, что вот она, слава наконец-то пришла!

— Нет, это было не «наконец-то». Мы никогда не искали славы, для нас это не было сверзадачей. Нам хотелось записываться, мы хотели играть на хорошем звуке – это и было нашей целью. Мы поняли, что нам это удалось, когда наш технический райдер стали выполнять на гастролях.

— А глядя на ваш райдер, кто-нибудь когда-нибудь хватался за голову с воплями «совсем зазвездились ребята?»

— Нет (смеется). У нас все  логично: мы хотим определенное количество и качество инструментов, чтобы воспроизвести то, что мы хотим воспроизвести, так, как мы хотим. Ничего необычного.

— Андрей, вопрос о ваших песнях. Вас любят, это факт.

— Спасибо, это очень приятно!

— Да нет, это не комплимент, это констатация. Но я неоднократно слышала вот такое мнение: мол, песни цепляют, а чем – непонятно. Чем цепляете?

— Невозможно понять, почему популярная музыка становится популярной. Можно проанализировать, можно разложить на составляющие – эмоциональный окрас, тексты, музыка. Но магия рок-н-ролла заключается как раз в том, что объяснить этот эффект невозможно. Иная песня может зацепить, несмотря на то, что шансов на это у нее не было вообще – по теории. А вот она возьми и запади в сердца. Мне кажется, такой успех – это комбинация. Это стилистический микс и микс того, что это невыдуманная история. Кто-то слушает песню и понимает, что проходил через это. Кто-то слушает, и понимает, что он прыгал на этих граблях сам. Это эхо и цепляет.

— Мне вот тоже кажется, что ваш секрет в этом – вы поете о том, что было у каждого в жизни, и поете так, что становится ясно – вы это тоже переживали. Так же, как мы.

— Да. Отсутствие  стены между нами и нашей публикой – это, возможно, одно из объяснений. Я не могу точно ответить на вопрос, почему нас слушаю, но я благодарен, что мы способны достучаться. И зацепить. Вот этим и хотелось заниматься, этого и хотелось достичь с самого начала – помните, мы говорили о сверхзадачах? И я благодарен, что этого удалось достичь.

— Вы и ваше творчество меняется со временем?

— Мы становимся тяжелее.

— не глубже, а тяжелее?

— Тяжелее по звуку. Мы используем инструменты все более свободно, я бы сказал. Темы тоже меняются, естественно, становятся более возрастными. Появились социальные темы. Мне не кажется, что мы изменились. И я действительно не понимаю, почему те или иные пластинки становятся фаворитами, а другие – нет.

— Ну, это как раз просто: мы, публика, влюбляемся в те песни, которые резонируют с тем, что происходит в нашей душе в конкретный промежуток времени.

— Верно, но все равно есть фавориты, которые ты  никогда бы не назначил фаворитом внутри себя. А они играют против всех правил и сами себя назначают любимыми.

— Андрей, последний вопрос, шаблоннейший: как вы видите себя через пять лет?

— Примерно так же, как и сейчас, надеюсь только, с еще большим багажом пластинок и еще с пятью большими турами. Обычно мы раз в год играем большой тур – мы концертная группа, не студийная, не ротационная. И наш кайф – в концертах, в гастролях, в людях, которые мы видим напротив себя со сцены. Это кайф, и пусть через пять лет ему ничего не помешает.

— Пусть не помешает! Спасибо вам за беседу!

— Пусть. Спасибо.

•26 октября, Тель-Авив, Клуб «а-Театрон»

Видео: https://www.youtube.com/watch?v=0ruoL1aHs38
Организатор гастролей продюсерский центр WTF Production.
#Бумбокс_вИзраиле #БумбоксИзраиль #Бумбокс #GoldmanPR

 

Поделиться ссылкой на эту статью: