Тихий дон Кихот

Оглушительное и болезненное счастье после спектакля театра Гешер «Я, дон  Кихот»; по пьесе Рои Хена, ну и по роману Мигеля де Сервантеса.  

דון קוכוטה_1

Любитель велеречивости и лукавомудрствующей болтовни, я не могу извлечь  из себя ничего, кроме слов пророка Амоса: «Время разумному  безмолвствовать». «Я, дон Кихот» — выдающееся театральное достижение,  которое не поддаётся эпистолярной дисциплине.

Рои Хену и Евгению Арье удалось не только окружить зрителя и взять его в  плен – об увиденном хочется не думать, но невозможно. Как, наверное,  невозможно не помнить плена. Они смогли создать полотно о самом главном,  что есть в жизни. Нет, не о свободе, которая, разумеется, важна; не о дружбе, и  даже не о мечте. А о своевременности.

В спектакле, как и в жизни, самое  значимое и важное всегда приходит с опозданием. Чудесная, отзывчивая медсестра появляется, когда оказывается уже поздно, а тогда, когда был тот самый, единственно подходящий момент в  жизни, рядом очутилась никчемная архивариус. Потому что любая ценность –  включая свободу, дружбу, мечту, и даже роман Сервантеса, пролистанный остепенившимся буржуа-кондитером, в сущности раздражает, или, в лучшем  случае, забавляет.

doron. צילום דימה בריקמן _דורוןВпрочем, всё, что я тут пишу – одноэтажно и низкопробно по сравнению со  этим спектаклем. В это трудно поверить, но Дорон Тавори и Александр Сендерович заставили снять с полки эту тяжелую во всех отношениях книгу.  Снять, подержать, и поставить на место. Ведь времени на нее всё равно не  находится…

И поэтому «Я, дон Кихот» настолько необходим всем нам, особенно сегодня, в эпоху тотальной нехватки времени. Эта прорисованная алмазом на  стекле дорожка между противоречивыми: «Следует подчиниться времени» Лукана, и «Только время принадлежит нам» его современника Сенеки.

Куда  ведет эта дорожка? Нас, сегодняшних зрителей — к стоянке машины. Но и там, и  далее, ощущение важности увиденного будет назойливо и вкрадчиво нас  сопровождать.

Anasteyja ArtPhotographyדורון_

Тут бы и побезмолвствовать, но черт побери, как же трогательна Наташа  Манор! А Юваль Янай — просто великолепен в каждой роли, и это уже  настолько привычно, что иногда забывается упомянуть.

Константин Блюз
Фотографии Димы Брикмана и Anasteyja Photography
Билеты в шаговой доступности

Поделиться ссылкой на эту статью: