«Господь отберет своих»

Мысли и не совсем счастье после спектакля театра Гешер «Мученик» по пьесе Мариуса фон Майенбурга.

Немецкий драматург Мариус фон Майенбург родился в 1972 году – ровно через сто лет после рождения и через два года после смерти Бертрана Рассела, одного из интереснейших мыслителей ХХ-го века, высказавшего немало ироничных и горьких мыслей о фанатизме вообще и религии в частности. Его «проблема этого мира в том, что глупцы и фанатики слишком уверены в себе, а умные люди полны сомнений», — истина довольно простая, но от этой простоты лишь выигрывающая.

1

Пьеса «Мученик» как бы конспектирует накопившиеся за сотни лет наблюдения над фанатиками, не очень-то обновляя, но ведь есть ценность и у создания хрестоматий правильных клише. В конце концов, написал же Андрэ Жид: «все, что должно быть сказано, уже было сказано. Но так как никто не слушал, все должно быть повторено снова», — а потому и спектакль «Мученик» интересен возможностью заново передумать некоторые сидящие в подсознании аксиомы. 

Их несколько:

1. Только монотеисты ведут религиозные войны, как это ни печально, но это так – воинственным римлянам или свирепым монголам такое бы и в голову не могло прийти. Но это не ново – еще Свифт заметил, что «мы достаточно религиозны, чтобы ненавидеть друг друга, но недостаточно религиозны, чтобы любить друг друга».

2. Евангелия, несмотря на то, что их «уканонено» всего четыре, полны противоречий (чтобы не сказать «путаются в показаниях»). И действительно, жесткий посыл от Матфея «не мир, но меч» не очень сочетается с «бог есть любовь» Иоанна. И, несмотря на то, что автор (подспудно или сознательно) пытается немножко подыграть героине, «не мир, но меч» всё равно преобладает. Но и об этом уже говорил 250 лет назад Эдмунд Бёрк: «Богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума»
.
3. Мученики не спешат расставаться со своей жизнью, но с чужими – запросто, а при случае могут и Рейхстаг поджечь ради благородной цели захвата власти. Но возможно, это говорят из меня сарказм и осторожность, отчасти даже расселовское «Я никогда не отдам жизнь за свои убеждения, потому что могу заблуждаться»; есть настоящие мученики, и некоторыми из них мы восхищаемся, другим сочувствуем, третьих ненавидим и боимся, как лилипуты, глядящие на канатоходца Высоцкого.

4. Религия не так уж плоха – просто в ее задачи не входит спорить с наукой, а их сферы деятельности разграничены, как у инженера и юриста. Как ни странно, это очень серьезно обсуждается в «Ангелах и демонах» Дэна Брауна: «В научных учебниках сказано о том, как получить ядерную реакцию, но там нет главы, где бы ставился вопрос, является ли эта реакция добром или злом». Именно для этого и нужна религия, именно для моэмовского: «Я думаю, что Бог либо внутри меня, либо нигде», — бог и нужен. Мимолетной ссылки на это не хватает в пьесе фон Майенбурга.

5. Нета Шпигельман и Юваль Янай бесподобно хороши, а Наташа Манор – просто Мастер с большой буквы. Юные Даниэль Демидов и Рут Расюк заражают энергией; декорация и мультимедиа Михаила Кременко опять выше всяких похвал.

2

Почему стоит пойти на «Мучеников»? Потому что эта полуторачасовая эссенция «Носорогов» Энеску, хайнлайновских антиутопий, попытки осмысления фанатизма и безвольной реакции на него современного общества предоставляет возможность остановиться и подумать – редкая роскошь между непрерывными забегами сегодняшней жизни.

С другой стороны, если вы читали всего Энеску, Хайнлайна, Рассела и Бёрка (я, например, нет), тогда господь с вами, не ходите. Но он может прийти отбирать своих.

Константин Блюз

Поделиться ссылкой на эту статью: