МАСАвый призыв

Ирина Любовская продолжает рассказывать об особенностях программы МАСА в Израиле. Сегодня — о целой ее неделе, проведенной среди бравых израильских вояк.

img_2964

Для туристов одной из экзотических особенностей Израиля является израильская армия. Одна участница программы MASA возбужденно рассказывала, что, когда она только приехала в  Израиль, увидела парня в безумно кричащей гавайской рубашке, в коротких шортах, сланцах и… с автоматом. Её это очень поразило. А вообще, туристы очень любят, помимо Мёртвого моря, фотографироваться с солдатиками и солдатками. В общем, армия Израиля – визитная  карточка страны, потому что служат все. Да, милые старушки тоже служили.

Волонтеры с программы MASA имели возможность в течение недели попробовать «на зубок»  армейскую жизнь.  В десять часов дня немного испуганные неизвестностью «массисты» прибыли на ж/д станцию Тель-Авив Савидор Мерказ, откуда нас должны были забрать командиры на две базы – Урим и Црифин. Исключительно женский состав, в который я тоже, понятно, входила, отправлялся на Црифин.

Девочки потом  рассказывали, что боялись, что будут душевые на двадцать человек и другой подобный ужас. Но условия у нас оказались «люкс» — уютные комнаты с четырьмя двухэтажными кроватями — и это при том, что нас было меньше, чем спальных мест. Я бы все это дело окрестила санаторием с  трудотерапией, а девочкам это напомнило детский лагерь. И правда, выходишь из дома – птички  поют, трусики у беседки сушатся, короче – дачное настроение.

Israel Army

С другой стороны, по утрам у нас было построение, поднятие флага и гимн. Всё по-настоящему, несмотря на то, что мы были только волонтерами. Хотя волонтерство в израильской армии – это национальный проект под названием «Sar-El» — «Service for Israel», то есть «Служба Израилю». Образовалось это все дело после Ливанской войны.  Во время войны, когда жителей кибуцев призывали на военную службу, работать в кибуцах стало некому. И  тогда на помощь приехали евреи из Нью-Йорка. Все наладилось, но нью-йоркцам очень понравилось помогать, и они решили продолжать это дело. И тогда генерал Аарон Давиди  создал волонтерскую организацию, чтобы в армию могли приезжать помощники из любых стран  мира. На нашу базу, например, часто отправляют французских деток. Когда мы прибыли, нам выдали армейскую форму, обувь и даже спальники. У нас было два склада. На одном действительно надо было работать, а на другом можно было лениться.

На первом складе невероятно миловидная девушка предложила нам сходу отдохнуть, и  изумилась, что мы правда рвемся поработать. Забегая вперед, скажу, что за весь день мы поработали полчаса, зато наобщались вволю. Этот склад и склад ума (ха-ха) его обитателей напомнил мне чудный израильский комедийный фильм «Мотивации ноль» об израильских солдатках, которые томятся  на богом забытой базе, ничего не делают и мечтают вырваться оттуда. На данном  складе я узнала, что в армии разрешён маникюр, если это аккуратный френч или розовый, а если ты — девушка в звании офицера, то можешь сделать себе красные когти. Есть ради чего строить карьеру.

На том складе, где надо было работать (кстати, это основной склад, с которого потом все принадлежности распределяются по другим базам) требовалось упаковывать детали, мыть для  них ящики. Там действительно остро нуждались в нашей помощи, так как людей там немного. В основном, это были те, кто сослан туда после дисциплинарных наказаний в армии и, собственно, волонтеры.

В один день я мыла ящики на улице. Под форменной рубашкой у меня была майка без рукавов и с  вырезом. Мне разрешили работать в ней, хотя в армии так не положено из-за того, что среди служащих могут оказаться религиозные. Какая-то русскоговорящая бабушка  даже пригрозила мне военной тюрьмой. Я оделась. Но тут пришел начальник и сказал, что надо работать без  рубашки, так как я по локоть в воде. Потом Сага о Майке наконец закончилась, и биг босс рассказал, что у них никогда не было такого  наплыва молодых волонтеров. Но, вообще, волонтеры из СНГ приезжают гораздо реже, чем  волонтеры из других стран.  Потом приехал какой-то офицер и минут пять пытал нас, чтобы проверить, знаем ли мы иврит. Затем он, видимо, отчаялся, усмехнулся и заговорил по-русски. Снова поговорили о майке. Он сказал, что могу работать, как хочу и в чем  мне удобно, расспрашивал, хорошо ли нам и всем ли мы довольны.

Israeli Army_food

Мы были действительно всем довольны, потому что к нам чудесно относились. А еще нас кормили хорошо и помногу. У нас даже появился мем: «БУЛОЧКИ!!!», так как после ужина нам приносили ещё кучу булочек и впихивали их практически насильно (если мы похудеем, говорили нам, наших супервайзеров будет ждать военный суд).

А кроме того, наша чудесная командирша Бат Эль устраивала нам занятия, на которых мы  разговаривали про армию и в целом про еврейское общество. Например, мы играли в игру: на полу раскладывались фотокарточки с изображениями военных из разных родов войск, и давались бумажки с названиями этих войск. Надо было сопоставить – очень увлекательно! Нам рассказали, что цвет беретов для пехотной бригады Гивати выбирали маленькие дочки военного  начальника, и все жутко боялись, что девочки выберут розовый цвет, но обошлось – девочка выбрала  фиолетовый.

Israeli Army

Интересно то, что, если войска не боевые, то так называемый «джобник» может после армии идти  домой и ночевать дома, а если семья небогатая, или он один в стране, то вполне может  совмещать службу с работой.  На любой наш вопрос давался ответ. Мы сошлись на том, что в армии вчерашние  восемнадцатилетние «пупсы» взрослеют, учатся ответственности и взаимодействию с людьми, а  израильтянин может быть самым разным, но он точно обожает Израиль.  И, очевидно, что типичный израильтянин очень любит девушек из России. Как раз, когда наша  командир рассказывала нам о войсках и боевых операциях, дверь распахнулась, влетел ясноокий  юнец и что-то ей сказал. Оказалось, что просил передать нашим девушкам, что, мол, если у кого  нет парня, то обращаться к нему. Находчивые ребята! Цветок-оригами мне один подарил.

Автор: Ирина Любовская
фото предоставлены автором

Irina

Ирина Тао-Дао (Ирина Любовская). Помимо умопомрачительной внешности, обладает целым рядом других талантов и способностей, богатым жизненным опытом, здоровым аватюризмом. Родилась в Сибири, что изначально закалило ее характер.

Еще в школе работала внештатным корреспондентом везде, где было можно и, особенно, где было нельзя. Потом покатилась по наклонной, перестала быть паинькой, переехала в Нерезиновую, поступив во Всероссийский государственный университет кинематографии (ВГИК) на сценарное отделение. Хо-хо.

Окончила ВГИК в 2015-м с красным дипломом. Участница театральных лабораторий «Gogol school». Автор нескольких полнометражных сценариев.  Клятвенно обещает вести колонку Юного MASAвика-затейника и рассказывать правду, только правду и ничего кроме правды о молодежных программах пре-репатриации в Израиле.

Поделиться ссылкой на эту статью: