Искатели жемчуга (и проблем): самая яркая опера Жоржа Бизе

В Израильской Опере сейчас ловят жемчуг, поэтому мы туда идем. Во-первых, это очень экзотично. Во-вторых, там не все умирают в конце. В-третьих, сейчас расскажем, что там происходит в трёх актах.

Действующие лица:

Зурга — вождь племени, влюбленный в Лейлу. Однажды давно был ею спасен, и за это подарил ей цацку на шею. Страдает легкой степенью амнезии, потому что трижды в жизни встречал Лейлу, и каждый раз по-новой влюблялся
Надин — лучший друг Зурги и любимый мужчина Лейлы. У нас все про него.
Лейла — Жрица. Настоящая, а не любви. Мечется между Брахмой и Надином, но недолго.
Нурабад — жрец, начальник Лейлы, все время стремится испортить ей жизнь и физическую целостность. 

В одном заброшенном индустском храме на острове Цейлон группа рыбаков выбирает себя вождя, поёт о своей сложной жизни и отпугивает злых духов. Это вот настоящий multitasking, а не то, чем Цицерон хвастался, но неважно. Вождем племени становится некий Зурга, а вот судьба духов неизвестна.

2

Юноша по имени Надин пробирается сквозь ликующий электорат, чтобы лично поздравить нового босса. Он подходит к Зургу и… оба внезапно соображают, что видят перед собой давнего друга. Как они умудрились друг друга раньше не заметить на этом крошечном острове среди трех с половиной рыбаков, остается загадкой, которую Бизе унес с собой в могилу. Зато оставшись одни, корешата вспоминают всякое, в том числе и девушку, в которую оба были влюблены давным-давно и от которой оба отказались, чтобы сохранить свою дружбу. Девушку звали Лейла, она работала жрицей и, говорят, была чудо как хороша.

Как известно, думай, прежде чем думать, а то накаркаешь. У Лейлы relocation, она прибывает на остров, чтобы охранять местных работяг своими молитвами. Лейла, по прежнему красв…хотя кто ее разберет, она в парандже… Зурга отводит её в храм, объясняет должностные обязанности, ну влюбляется заодно в это нечто под покрывалом.

Ладно бы только Зурга. Надин, услышав ночью, как она поет, узнает голос бывшей возлюбленной и снова в неё влюбляется. В общем, друзья недостаточно попрыгали на граблях в прошлый раз и зашли за добавкой.

4 (1)

Надин ночью приходит на сеновал к Лейле, я, грит, люблюнемогу, она тоже не может, оба клянутся в вечной любви, но на душе у Лейлы кошки скребут: у нее карьера удачно складывается, она жрица, у нее Брахма, клятвы и девственность до смерти. А тут живой Надин. Симпатичный, конечно, но не Брахма. А, гульнём, думает Лейла, проводит с ним ночь и выгоняет до следующего раза.

У Надина в животе бабочки, а в крови гормоны, а значит, инстинкт самосохранения уступает место инстинкту размножения. Вот в таком идиотском от счастья состоянии его ловят и собираются голову оторвать за растление жриц. И решают убить обоих, чтобы уж наверняка. Вождь племени должен вынести смертный приговор. Он не решается: лучший друг все-таки. И вдруг соображает, что под вуалью кутается его бывшая большая любовь, влюбленная в лучшего друга, а он, хоть и вождь, но чужой на этом празднике жизни. Злой и расстроенный, он соглашается казнить парочку.

Когда Зурга успокаивается, он соображает, что погорячился, но все еще ревнует и страдает. В таком раздвоенном состоянии он видит, как Лейла снимает с шеи украшение и просит рыбаков передать своей матери. У Зурги щелкает,  что сам однажды подарил его ей, когда она, будучи ещё девочкой, спасла его от смерти. Еще он понимает, что надо всех спасать, иначе гореть ему в индуистском аду после смерти.

6

На рассвете, когда погребальный костер готов, и Лейла с Надином смирились со своей участью, успокаивая себя тем, что оторвутся по полной на том свете, врывается Зурга с побрякушкой Лейлы в руках. Ах, говорит, так это ты была, так это я тебе обязан жизнью! И еще говорит, хлопцы, мол, тикайте, я прикрою, у рыбаков деревня горит по счастливой случайности. Хотя кто этих вождей разберет, может, сам и запалил.

Собственно, все. Лейла с Надином, вероятно, жили дожно и счастливо и умерли в один день. А может, расстались, не выдержав разбросанных по квартире носков и халата 52-го размера. А Зурга умер от рук свирепых рыбаков, когда они вернулись. Ну, не пропадать же костру, раз уж разожгли, столько дров…

Что: опера Жоржа Бизе «Искатели жемчуга» в немного осовременном виде
Где: Зал «Бейт а-Опера», Тель Авив
Когда: 28, 30 июня; 2, 4, 6, 7, 9 июля, 20 00
Сколько: 125 — 245 NIS
Билеты можно купить тут (дешевле!) и тут (почему-то дороже)

 

Поделиться ссылкой на эту статью: