Танцы с бубном.

Мери Маор: «Да, я шаман. Целительница. И я так горжусь тем, что я обладаю способностью помогать людям, что мне неважно, кто и что думает об этом»


13435747_10205422342072829_1268222391_n
Я приехала в Израиль в 1990-м, как и многие приехавшие с  той волной алии. Приехали мы всей семьей: я, двое детей,  муж и его родители. Мужу еще предстояло пройти тернистый  пусть и стать врачом в Израиле, подтвердив своей диплом и  квалификацию. А я приехала в страну с четким знанием, что  через два года я стану директором детского сада.

Вообще, мне было проще, чем многим: я пришла в мир с  конкретными установками, и с раннего возраста знала, кто я и  где мое место в мире. Поэтому не было каких-то особенных  метаний, я просто шла к своей цели. Как я это знала, я  понятия не имела. Вы знаете, мне сложно объяснить многие  моменты в моей профессиональной жизни.  Например, когда я работаю с клиентом, передо мной  всплывает в виде картинок масса информации. Откуда это, я  не знаю, но пришло оно рано. Родители спрашивали в  раннем возрасте, кем я хочу стать, когда вырасту, а я  осмысленно отвечала им, что моя работа будет — жалеть  людей. Им на тот момент было забавно: они были молодыми  родителями, я — маленьким ребенком, так что моим словам  уделяли немного внимания. Но потом, когда моей  профессией и вправду стало помогать людям, мама часто и  уважительно рассказывала о том моем детском заявлении.

Mary_2Впрочем, одних природных данных было недостаточно, и мой путь к  тому, чтобы стать «официально» целительницей и шаманом,  был довольно тернист. Многому нужно было учиться, и не  только по книгам, но на практике. Это сейчас я понимаю, что  все наши жизненные проблемы, все удары судьбы запрогроммированы — без них мы бы никогда не становились теми, кем  являемся.

Когда мне было 9 лет, у меня родился брат с глубокой умственной отсталостью. Много лет я, ухаживая за ним, многому училась в собственной семье. И в 16, когда пришло время поступать в институт, я выбрала Педагогический институт. Откровенно говоря, я понятия не имела, что именно  мне нужно. Я просто сказала приемной комиссии — вы знаете,  я могу диагностировать заболевание ребенка в возрасте до  2-х лет или даже в утробе матери, и мне нужно  профессионально этим заниматься. ( В наши дни это можно  делать с помощью ультразвука, но тогда этого не было и в  помине.) Мне ответили — девочка, тебе в медицинский и на физфак Университета. Девочке не хотелось учиться так  долго, хотелось скорее получить профессию и начать  работать. Приемная комиссия педагогического почесала  затылок и предложила и вправду отучиться у них, с тем,  чтобы потом разрабатывать свою методику коррекции  состояния детей с разными степенями физической и  умственной отсталости.

Училась я тоже не очень типично — я выбирала  интересущиеся меня темы и профессоров и ходила на только  на их лекции. Афера обнаружилась только к концу института —  настолько странно было то, что я делала, что все годы никто  не обращал на меня никакого внимания.

Я действительно разработала собственную методику  диагностики отклонений на ранних стадиях и их коррекции, а  после окончания учебы, работая в Доме ребенка, мне  удалось ее на практике воплотить. Но это все еще было в  Союзе, и все это было в рамках «гражданской профессии»; —  тогда и и в мыслях не было назвать себя целительницей ли  шаманом! Ну, лечила травками, делала целительные  массажи, но мне казалось, что все умеют это делать.  Вообще, я потом только осознала, что многое из того, что я  могла, было далеко не общим знанием. Я была уверена, что  это всем дано.

В Израиле стали происходить события, которые сильнее, чем  любое формальное обучение, формировали меня как  целителя. Например, мой сын попал в аварию. Год провел в  коме, 9 лет реабилитации. В больнице мне сказали — вы  понимаете, что он никогда не будет ходить, нормально  функционировать. Я послушала врачей, поплакала от души.  Затем вытащила сына на коляске на улицу и сказала ему:  «Слушай меня. Я тебе не врач, я твоя мама. Поэтому через  год ты пойдешь своими ногами в школу, потом отслужишь в  армии, а потом делай, что хочешь!». Он меня вообще вряд ли  слышал тогда, он был в таком полусознательном состоянии.  Только в кино выходят из комы красиво и внезапно, а в жизни  — это длительный, сложный, многоступенчатый процесс. Так  что я стащила его с кресла и волоком таскала из одного  конца города в другой, пока он не понял, что проще  самостоятельно передвигаться.

В Израиле, действительно став через 2 года директором  детского сада, и стала использовать свою методику.  Приводили ко мне детей с совершенно невероятными  отклонениями, и мы тихо с ними работали. Через год они шли  в нормальные детские сады и становились нормальными  детьми.

Понятно, что вопросов к моей деятельности было  уйма, но надо отдать должное моему начальству — они  давали мне работать «партизански», без шумихи и реMary_1кламы,  ограждая от любого назойливого внимания.

Кто ко мне  приходил? Часто были дети либо социально очень  запущенные, либо в ужасающем состоянии здоровья — не  забывайте, что это были годы большой алии, приехало много  разного народа отовсюду. Иногда были просто  поразительные дети — помню девочку, которая пела как ангел,  чисто-чисто, или мальчика, который рисовал так, что стоило,  пожалуй, собирать его рисунки и продавать на аукционах. Я  проработала там 25 лет. Я не знаю, как сложилась их судьба дальше.

Многие годы напряженной работы, тяжелой эмоционально и  физически, не могли не отразиться на мне самой. Я впала в  кому, от количества взятой на себя работы и забот об  окружающих — и дома, и на работе. И главное – от попыток  убежать от своих истинных проблем. От отсутствия любви к  себе, которое пыталась заменить действиями во имя других.  И вы знаете… Это стало лучшим, что со мной случилось в  жизни. Во-первых, я знаю, как себя чувствует человек в коме.  Я понимала, что со мной происходит и что происходит вокруг  меня. И эта осознанность рождала дикую злость — какого  черта ты тут валяешься, как кусок мяса, если ты все  понимаешь и чувствуешь?!

Во-вторых, в тот период я четко  поняла, что жизнь без наполненности любовью, приводит  лишь к истощению. С тех пор приняла решение жить так, как  мне хочется, а не так, как «надо». Выздоровев, я пошла на курсы альтернативной медицины, стала много и жадно учиться. Я искала ответы на свои вопросы, и  в итоге нашла их, хотя и не сразу. И наконец, тогда я осознала себя как целительницу и шамана. И приняла свой Путь.

Да, я шаман. Целительница. И я горжусь тем, что моя работа приносит результаты. Как это работает? По-разному. Проблемы, с которыми приходят люди, разные, и подход для  каждого свой.

Когда человек обращается ко мне за помощью, я  получаю право войти в его энергетическую систему и  считывать информацию с его энергетических тел. Я не только  слушаю, но и вижу, как в кино. Я спрашиваю, например: «А  что было с твоей мамой, когда тебе было 4 года?». Человек рассказывает, а я вижу картины: вот мама перенесла тяжелейший аборт, и всю жизнь винила себя в этом. И эта  боль перешла на ее ребенка — моего клиента.

Чтобы отделить свое от чужого, работа обычно начинается с обряда очищения оловом. Это древний и мощный шаманский обряд, благодаря которому уходят навязанные обществом и родом установки, убеждения, клятвы и кармические долги из  прежних воплощений. С этого и начинается глубокая работа по  гармонизации всех сфер жизни (или той темы, которая  привела клиента к шаману).

13414689_10205422346152931_2044695516_n

Как восстанавливать энергетический баланс в реальной  жизни? Во-первых, нужно принять, что это невозможно. Надо  расстаться с иллюзиями, что можно всегда жить на подъёме.  Поэтому знайте, что если вчера вы были на взлете, сегодня  скорее всего, понадобится отдых. Вы будете чувствовать  спад. Так и отдыхайте в этот день! Это нормально — в  природе есть приливы и отливы, осень и весна.  Для полноценного и доступного восполнения сил, найдите  свой источник пополнения силы и восстановления  энергетического баланса. Для меня это Море. Для многих это  — лес, горы или пустыня. Пустыня — это мощнейший источник  энергии, сильнейший очиститель. Да даже выйти в  ближайший садик и прилечь на землю на несколько минут –  это быстро восстановит силы, снимет с вас стресс. Если  несколько отличных психологических моментов: свечи, душ с  мылом, чай с шоколадкой. Применяйте ежедневно те из них,  что наполняют вас гармонией и спокойствием.

Мери Маор,
шаман, целительница
фото Ицхака Хаима

PS: Мери  — первопроходц рубрики «Соседи», рубрики о тех, кто живет рядом с нами обычной, казалось бы, жизнью. Мы не видим их лиц на рекламных баннерах, они не мелькают по телевизору и не собирают стадионы, но их судьбы, профессии или увлечения интереснее и увлекательнее позавидовали бы иные знаменитости.
Редакция не несет ответственнось за правдивость предоставленной героями информации. Материалы не несут рекламного характера и не являются пиар-материалами. Мы лишь публикуем рассказы о тех, кто показался нам интересным. Хотите стать героем статьи?

Поделиться ссылкой на эту статью: