Мрачный гений XX века

Шостакович не оставил после себя ни дневников, ни записей. Оно и понятно — он выражал свои чувства нотами, а не буквами.

Был замкнут, закрыт, снеснителен. Люди откровенно тяготили его. В то же время, свидетели утверждают, что в кругу близких друзей он раскрывался, остроумно шутил и не лез за словом в карман.

В преддверии 110-летия со дня рождения гениального композитора и вечера, посвященного его музыке и памяти, мы подготовили подборку его мыслей и высказываний.

shostakovich

«Коты думают, что март месяц, и бегут на крышу, откуда возвращаются с несколько сконфуженным видом«.

«Местные собаки, чтобы не ударить в грязь лицом, заливисто и громко лаяли и тогда, когда я играл концерт Чайковского, и тогда, когда давал собственный Klavierabend«

«Насчёт фотографии могу сообщить следующее. Лучше всех вышел я. Культурен и с душевными запросами на лице«.

«Меня за то и выбрали руководителем композиторской организации, что я не могу сводить счёты. И, разумеется, за то, что и руководить я  тоже не умею«.

«После окончания каждого акта надо быстрее давать свет в зрительный зал, чтобы зрители узнали, что сейчас будет антракт и можно идти в буфет… Всё остальное поставлено здорово!!!«

«Не наблюдая в течение 18 дней никакого улучшения в моей способности ходить по лестницам, мы с врачом  пришли к согласию, что мне стало значительно лучше и что я могу бодро и радостно идти домой«.

«Однажды после войны Шостакович пошёл в кино на фильм «Молодая гвардия», к которому написал музыку. Он пришёл с приятелем, билетов не было. Приятель говорит: подойди к окошечку администратора, скажи, что ты Шостакович, твой фильм, хочешь посмотреть. Композитор подошёл, тот  спрашивает: «Вам чего?». Шостакович: «Я – Шостакович. Дайте мне, пожалуйста, два билета». Администратор: «А я – Смирнов, почему я должен вам дать два билета?» Композитор с тех пор даже билеты на собственные концерты выкупал заранее» (Г.Вишневская).

«Разочаровался я в самом себе. Вернее, убедился в том, что я являюсь очень серым и посредственным композитором. Оглядываясь с высоты своего 60-летия на «пройденный путь», скажу, что дважды мне делалась реклама (для «Леди Макбет Мценского уезда» и 13-й симфония). Реклама очень сильнодействующая. Однако же, когда все успокаивается и становится на свое место, получается, что и «Леди Макбет» и 13-я симфония фук, как говорится в «Носе»… Мысль, которую я сейчас изложил, ужасная мысль. Нет, не хотелось мне быть на моём месте «.

«Для меня в жизни самое трудное – это просить за самого себя…Я страшно самолюбив

«Во время моей болезни, вернее, болезней, я взял партитуру одного моего сочинения. Я просмотрел ее от начала и до конца. Я был поражен достоинствами этого сочинения (о Восьмой симфонии). Мне показалось, что, сочинивши такое, я могу быть горд и спокоен. Я был потрясен тем, что это сочинение сочинил яНо, впрочем, тут, возможно, играет роль некоторое самовосхищение, которое, возможно, скоро пройдет и наступит похмелье критического отношения к самому себе«.


«Как это – где я ищу новые формы выражения? Ведь искать можно где-то или у кого-то. А в себя – невозможно. Я создаю свою музыку так, как чувствую, так, как слышу. Это идёт из сердца».

«Вы считаете, что некоторые люди ставят себе задачу лишь «петь осанну красному цвету». Это большая ошибка. Эти люди не поют осанну ни зелёному, ни жёлтому, ни, тем более, красному цвету. Они вообще не поют осанну, так как решительно ни во что не верят. Верят они, если это можно назвать «верят», лишь в собственное благополучие. В собственное, а не в благополучие людей – народа и мира. Во имя собственного благополучия они готовы на всё; конечно, кроме подвига и добра«.

«В каждой моей ноте есть капля моей живой крови».

violonchelistka-a-dina-gojfeld-foto-iz-arxiva-zala-garmoniya
Дина Гойфельд

28 сентября в зале «Гармония» в Иерусалиме состоится вечер, посвященный юбилею  Шостаковича, который откроется исполнением цикла «Из еврейской народной поэзии»  для сопрано, меццо-сопрано, тенора и фортепьяно.

Женские вокальные партии исполнят  Лилия Грецова и Илона Тойвис — солистки Израильской оперы, ученицы Ларисы  Татуевой, которая сама многократно участвовала в исполнении этого цикла.

Партию  тенора исполнит талантливый вокалист, недавно приехавший в Израиль, Константин  Котельников. Фортепьяно и общее руководство ансамблем – замечательная пианистка Ирина Железнова, воспитанница Московской консерватории, впитавшая музыку  Шостаковича с юности.

Вторая часть концерта – соната для альта и фортепьяно — последнее сочинение  Шостаковича. Он закончил его 5 июля 1975 года, за месяц до кончины, а премьера  состоялась 1 октября. После окончания музыки в ответ на аплодисменты альтист Федор  Дружинин (которому была посвящена соната) поднял над собой ноты… Adagio сонаты  построено на теме «Лунной сонаты» Бетховена. Вероятно, так Дмитрий Дмитриевич  прощался с жизнью.

В Иерусалиме сонату для альта и фортепьяно исполнят Ирина  Железнова и Дина Гойфельд. Дина – представитель большой и легендарной музыкальной  семьи. Она начала учиться в Москве, в Гнесинской школе, затем, переехав в Европу,  продолжила обучение у знаменитого педагога-скрипача Захара Брона и у замечательного  альтиста Михаила Кугеля (одного из лучших исполнителей сонаты Шостаковича).

Vecher pamaty Shostakovicha
Ирина Железнова, Константин Котельников, Илона Тойвис

Что: концерт, посвященный 110-летию со дня рождения Дмитрия Шостаковича
Где: зал «Гармония», Иерусалим.
Когда: 28 сентября 2016 г., в 20.00.
Сколько: 65 ₪
Что еще? Читайте сами

 

Поделиться ссылкой на эту статью: