Раб. Одинаковое в разном.

Долгожданная премьера в театре «Гешер» — возрожденная постановка по роману Нобелевского лауреата Исаака Башевис-Зингера «Раб».

В общем и целом, Башевис-Зингер – это писатель, творчество которого до безобразия театрогеничено. Яркие запоминающиеся образы, крупные мазки сюжетных линий и поворотов и особый стиль, по достоинству оцененный Нобелевским комитетом, с самого начала не оставляли в покое воображение режиссеров по всему миру, и детища писателя находили свое место на театральных подмостках то тут, то там. Неважно было при этом, имели ли последние отношение к еврейству – перо Башевиса-Зингера соблазняло замахиваться на еврейских гамлетов-яковов и гамлетов-германов вне зависимости от национальной принадлежности.

И если бы Гешер, самый европейский из всех израильских, и самый израильский из всех европейских театров, оставался бы в стороне от творчества писателя, это было бы более чем странно. Он и не оставался: на протяжении многих лет Гешер и Башевис-Зингер продолжали дружить, хотя и с периодами некоторого охлаждения.

В январе 2019 года в театре состоялась премьера «Раба». Исраэль (Саша) Демидов в роли Якова, чудесная Лена Фрайнфельд в роли Ванги-Сарры и неподражаемо органичный Мики Леон в роли Графа. Блестящий актерский состав — краеугольный камень блестящей постановки.

По замечательной и уже укоренившейся — браво, Гешер! — традиции, невозможно не отметить технические моменты, воплощенные так, что следует аплодировать им отдельно и тоже стоя – аллюзия на факт того, что на премьере «Раба» зрительный зал аплодировал труппе стоя и кричал «браво». Сценография, работа художника по костюмам, хореография и музыка — благодаря им замкнутое театральное пространство и небольшая театральная труппа плавно перевоплощаются из одной формы в другую, создавая у публики ощущение реальности происходящего и попадания из одной действительности в другую. «Верю» — твердо говорит каждый зритель, переносимый то в польскую деревушку, то в еврейское местечко, то в постель главных героев, то в замок графа.

Спектакль, как и книга, состоит из двух реверсных частей: сначала польское местечко преследует раба-еврея Якова, затем еврейское местечко ополчается против глухонемой польки Сарры. Сквозь промерзлую почву всеобщей озлобленности и неприятия пробивается тонким ростком яркая, всепоглощающая и запретная любовь главных героев, особенно уязвимая и беззащитная на фоне погромов, пьянства, зябкого и зыбкого существования и отсутствия всякой надежды. У Башевис-Зингера, что интересно, любовь главных героев вынесена на передний план; но подход Гешера еще более интересен. Ничуть не умаляя любви Якова и Сарры, театр приковывает внимание, в первую очередь, к этому движению социума по спирали. Везде всё одинаково, везде все – одинаковы. У всех, независимо от верховного божества, одни и те же проблемы и пороки.

Польское местечко ополчается на чужака, не в силах принять его особенность. Оно нутром чует его избранность – и потому не принимает ее. Бедное, злое, пьяное население польской деревушки волчьей стаей нападает на Якова, ощущая, насколько он выше и чище их всех – и не принимает этого в нем.

Еврейское местечко ополчается против Сарры, не желая принять ее глухоту, красоту и необъяснимую чужеродность. И любовь к ней ее мужа – не принято это в человеческом обществе, ни среди евреев не принято, ни среди поляков. Благочестивое сообщество интуитивно понимает, что есть в этой женщине что-то, что выше и чище всего, чем привыкли жить они – и не принимает этого в ней.

Яков и Сарра остаются изгоями и среди своих, и среди чужих, продолжая любить друг друга и переступая через все условности ради этого. Театр почтительно и бережно демонстрирует развитие их чувства: показано все, без чего нельзя обойтись, но скрыто все, что способно сделать любую чувственность пошлой. Нежность – лучший эпитет по отношению театра к чувствам главных героев. Нежностью пропитан каждый театральный кадр. С первых минут становится ясно, что любовь обречена, что не будет в этом запретном чувстве приторного и такого желанного хэппи-энда, но нежность, восхищение, преклонение перед силой такой обреченной любви и благодарность, что она все-таки находит в себе силы существовать вопреки всему, не отпускают зрительный зал на протяжении всего спектакля. Удивительным образом тихая, отчаянная и светлая грусть, которой пронизан спектакль, вызывает невероятное желание жить, любить и быть счастливым.

Однако любовь Якова и Сарры – это, как ни странно, все-таки не авангард. Сосуществование двух разных миров – еврейского и нееврейского – это тоже не главная сюжетная линия. Главное, что неуловимо отразил Башевис-Зингер в своем «Рабе » и что мастерски поймал Евгений Арье  — это отчаянная, безысходная одинаковость всего вокруг и всего во всем. Одинаково несчастны и обречены еврейское местечко и польская деревушка; бедный испуганный еврей и отчаявшийся граф, страдающий экземой; воющая ползающая на четвереньках графиня и золотоволосая Сарра, отрицаемая ее новым миром. И это однородность разного, похожесть антагонистического и вызывает бурю неясных эмоций, вопросов без ответов, тихий душевный скулёж и желание, вернувшись домой, немедленно загуглить «Раб. Башевис-Зингер. Читать онлайн».

Подобное желание – это всегда однозначная, сторопроцентная и редкая победа любой театральной постановки.

Над созданием спектакля работали: режиссер — Евгений Арье, сценограф — Михаил Краменко, композитор Ави Биньямин, хореограф Йехезкель Лазаров. В постановке принимают участие: Саша (Исраэль) Демидов, Лена Фрайфельд, Наташа Манор, Мики  Леон, Лилиан Рут, Евгений Терлецкий, Борис Аханов, Ноа Ар-Цион, Ави Азулай/Генри Давид, Светлана Демидова, Александр Сендерович, Дор Михаэли, Хилель Капон,
Максим Розенберг.

 24, 25, 26 февраля, 17, 18, 19 марта в театре Гешер.

Подробная информация и заказ билетов. 

Поделиться ссылкой на эту статью: