Короче, Риголетто!

24 и 25 июня в Иерусалиме состоится Иерусалимский Летний Оперный фестиваль (смотри-ка, все выговорили!). Программа предстоит насыщенная, рассказывать будем понемножку, чтобы не спугнуть.

Вот 22 июня — опера «Риголетто». Да-да, та самая, которую Верди за 40 дней написал и которую все знают, потому что там «Сердце красавицы склонно к измене». В оркестровой яме сидит Иерусалимский Симфонический оркестр под управлением Фредерика Шазлена. Зрители сидят под открытым небом, так что берем с собой одеяло, плащ-палатку и фляжку со спиртом, а то начнем подвывать актерам от холода.

А поскольку пение будет на итальянском и, несмотря на субтитры, все равно мало кто что поймет, ниже — краткое содержание оперы, немножко в вольной интерпретации.

      Действующие лица: 

Герцог Мантуанский, смазливый богатый нимфоман, источник всех проблем
Риголетто: шут герцога, злой, но нежно любящий отец
Джильда: экстремальная дур.., то есть наивная и влюбчивая дочь Риголетто
Спарафучиле: местный Аль Капоне, единственно деятельный персонаж. Тупой, правда, и жадный
Сестра Спарафучиле: еще одна дама, влюбленная в герцога. Медом он им намазан, что ли?
Графы Чепрано и Монтероне: дятлы, у которых герцог увел их подотчетных дам
Графини Чепрано и Монтероне: те самые соблазненные дамы — жена Чепрано и дочь
Куча других актеров и актрис.

PhotoFunia-1464709127

Герцог Мантуанский (это должность, а не свойство характера) собирает у себя во дворце тусовку. Секс, наркотики, рок-н-ролл и красотка графиня Чепрано, на которую запал герцог Матуанский. Товарищ Чепрано, психует, конечно, и сверлит герцога испепеляющим взглядом. А тут еще злобный шут герцога, Риголетто, жестко стебется над полурогатым графом Чепрано, у которого жену на глазах у всей тусовки снимает симпатичный наглый хахаль.

Другой граф (Монтероне, если кто запомнит) тоже начинает призывать похотливого герцога угомониться и повзрослеть, потому что тот над его дочерью надругался. Ну, вам понятно, что у герцога с моральными принципами не очень было, да? Зато с либидо все в порядке. А был он красив и богат, поэтому девкам нравился.

PhotoFunia-1464709207Шут продолжает издеваться над обоими графами-недоумками, из-под графских носов которых герцог уводит девок на раз-два. Шут особенно ржет с Монтероне, не знаю, почему. А Мортероне ходит вокруг герцога с печальными глазами и шепчет: «Покайся! Женись!» Но герцог занят, ему не до Монтероне — ему может обломиться с графиней Чепрано, поэтому герцог арестовывает докучливого папашу-графа. Перед тем, как пойти отдохнуть в тюрьме, Монтероне проклинает герцога и шута его Риголетто, потому что смеяться над отцами — недостойно.

Риголетто нервничает, потому что в те времена проклятье растроенного папы дорогого стоило, это вам не анафема какая-то. К тому же Риголетто и сам — отец, у него лапочка-дочка подрастает. Если, думает Риголетто, скотина Монтероне меня в жабу превратит — это ладно, даже хорошо для карьеры. А если кровиночку тронет?!… На всякий случай, Риголетто запрещает своей Джильде выходить на улицу.

Посиди, доня, — грит шут — покамест дома, неспокойно в наших италиях.

Что, папенька, и за хлебом нельзя? — вопрошает хозяйственная Джильда.

Особенно за хлебом, — мрачно отвечает Риголетто, — стройнее будешь. По улицам шастают толпы герцогов-насильников, еще принесешь в подоле. Вместо хлеба.

Послушная Джильда, разумеется, папу кивнула и подумала негромко: «О! Дома очень кстати хлеба нет!» И поперлась в церковь за хлебом. И немедленно встретила там какого-то Джастина Бибера или какого-то другого тоже красивого. Понятно, что это был хитрый герцог, и понятно, что он косил под бедного благородного студента, и понятно, что он немедленно стал вешать Джильде лапшу на белые уши: «Трое детей и собака… Монако… Яхту купим…»

Джильда добавила «…и фапотьку» и поняла, что это судьба. И влюбилась.

У Джильды Риголеттовны, кстати, так затуманило разум визуализацией Монако в объятиях герцога-студента, что она забыла закрыть ворота на ключ. Поэтому к ним домой просочились придворные герцога и похитили эту бестолочь. Ну так, просто, по собственной воле. Скучно стало. Они, кретины, решили, что Джильда — это не дочь Риголетто, а — внимание! —  его любовница. Видите, что делало отсутствие интернета и порносайтов? Все беды — от обилия свободного времени.

PhotoFunia-1464709069

Риголетто рыдает, рвет на себе шутовской колпак и орет, что придворные — идиотос и кретинос, и он им щас покажет мадре де кузька.

А герцог слегка запал на дочь Риголетто, которую встретил в церкви. И не нужна ему теперь ни графиня Монтероне, ни графиня Чепрано. «Ах, — думает герцог, — ах, какая невоспитанная донна.. В приличных обществах принято в таких случаях туфельку оставлять на ступеньках. Эй, холопы, мне туфлю никто не оставлял?».

Челядь говорит, что Золушка не звонила, но вот любовница Риголетто как раз зашла во дворец, можно пока ее полюбить. У герцога в башке паззл складывается, и он бежит к любви всей своей жизни. Ну, или как получится. Аморе мио, то-се, светлые намерения и вообще теоретически хеппи энд, думаете? Нифига. Это же Верди, тот еще Ларсе фон Триер своего времени.

В любовное гнездышко вваливается Риголетто и требует вернуть ему Джильду и клянется герцогу голову оттяпать. Джильда в слезах бросается к отцу и умоляет простить герцога. Герцог лопочет что-то типа «папа, вы не так нас поняли, у нас любовь». Риголетто клянется герцога убить, чтобы отомстить за поруганную честь дочери.* А пока забирает Джильду домой.

PhotoFunia-1464709127

Герцог, кстати, и правда козел: страдает он недолго, потому что случайно встречает новую красавицу — сестру бандита Спарафучиле.** Стоит Джильде уйти, герцог окучивает свою новую пассию беспроигрышной песней про детей, Монако и фапотьку. И девица, ясень пень, влюбляется в него. Понятно теперь, что такое харизма, да? 🙂

Джильда понимает, что герцог козел и что не будет у них детей общих. Папа утешает ее и говорит, что отомстит за все герцогу, а Джильда пока поедет потусить в Верону.

— А потом я приеду, дочка, купим тебе новые черевички и петушка на палочке, хорошо? — уговаривает ее Риголетто — И нового герцога тоже купим.
— И фапотьку — грустно добавляет Джильда, — а то мне герцог обещал.
 
Короче, Джильда вроде сваливает на шоппинг на родину Ромео и Джульетты, но на полпути сплевывает решительно и говорит: «Эй, ямщик, поворачивай к черту, поехали спасать герцога!» А может, она тупо хотела ему пощечин надавать и в морду плюнуть, кто их разберет. Короче — вернулась. И прямо в логово Спарафучиле, потому что у него весело и алкоголь несовершеннолетним наливают.
 
У Спарафучиле и правда весело — у него сестра, влюбленная в герцога, и параллельно — жирные плюшки за убийство герцога.
 
Прямо не знаю, что и делать, — сокрушенно разводит руками Спарафучиле, — надо кого-то убить, чтобы гонорар не пропал. Давай я ему, может, хоть ноги оторву?
 
— Не, ноги не надо, он ими ко мне приходит — задумчиво говорит сестра, у которой вместо мозгов  сейчас одни эндорфины, — давай просто убьем первого, кто в эту дверь войдет? Какая разница кого грохнуть, это же итальянская опера?!
 
А первой, понятно, Джильда стучит в дверь. Спарафучиле вздыхает горестно, но убивает ее, потому что мужик из коза ностры должен за свои слова отвечать.
 
Ошарашенный Риголетто видит все это и говорит:
 
— Герцогу не отомстил, дочь потерял, еще и денег должен. Дебилы, блять.
 
И уходит в запой.
 
То есть в закат.

Что: Джузеппе Верди. «Риголетто», Брейхат ха-Султан
Когда: 22.06.16 (среда), в 20:00
Кто: дирижер (Фредерик Шазлен), режиссер (Дэвид Паунтни)
Что: Иерусалимский Симфонический оркестр. Хор Израильской Оперы
Сколько: Два с половиной часа. 150-250 шек.
Заказ билетов: 03-6927777, а еще тут, а также тут

____________________

нет, мы не знаем, был ли у них там секс. Спрашивали у Верди, он сказал — да хрен их разберет, с их похотью. Может, и был. А может, в шашки играли.

**  Спарафучиле  — это, во-первых, сосед Риголетто, а во-вторых, наемный убийца.  С такой фамилией или в убийцы идут, или в кондитеры. Перед Эстерхази, говорят, тоже стоял такой выбор, но тот выбрал тортики. Повезло, короче, Риголетто с соседом.

Поделиться ссылкой на эту статью: