Жопа

Только в Израиле принято начинать любовное знакомство и деловые отношения с вопроса «А ты где служил?». Только в Израиле служба в армии — зло неизбежное и желанное одновременно. 


И только в Израиле армейские байки составляют часть народного фольклора и являются произведениями литературного искусства — пока, увы, нигде не собранного воедино. И жаль, что не собранного — растеряется же. 

Мы их и будем собирать, так что если у вас есть в запасе хранится парочка веселых (или не очень) рассказов из армейского прошлого — стряхивайте с них пыль и присылайте, мы их сохраним для будущих поколений. Редакция не будет трогать авторский слог, даже в части использования экспрессивной лексики — армия же!

Есть че сказать? Присылайте, мы сохраним для потомков! 

*  *  *  *  *
История первая. Жопа.

А сейчас, детишки, поучительная история про нашего Главного БатальонногоПрапора, Зава по Дисциплине и Снабжению (уж не знаю, как это в одной должности уживается). В миру его зовут Шломи, а по жизни приклеилась к нему погремуха «Жопа»- по самой выдающейся в нём части.

Ж_2

И, таки да, сложен наш прапор Жопа крайне оригинально: эдакий античный кувшинище или, ещё вернее, египетская пирамидка с ножками. Короче, морда лица у него почти, как у людей, сиси чуть-чуть висят, но в пределах нормы, изящное его пузико самые большие армейские штаны способны в себя вместить, но его жопу уже не способны! Да, господа, даже самые большие штаны встанут перед его задницей, вздохнут и скажут: «Пас!». Мне вот, помнится, когда мне шесть лет было, довелось побывать в Москве на ВДНХ и посмотреть там на свинюк-чемпионов весом в полтонны. Так вот, доложу я вам, самая-самая свинюка-чемпион, заимей она такую Жопу, ею же и обосралась бы от счастья,  безграничного, как сама эта жопа.

А ещё у Прапора Жопы есть любимое развлечение: ездить по боевым позициям с парикмахером Ману и насильно стричь бедных солдатиков. Мой милый друг, ты, наверное, считаешь, что самое страшное в жизни — это парикмахер-бездарь? Нет! — воскликну я в ответ. Я тоже так заблуждался, но теперь знаю точно, что самое страшное в жизни — это парикмахер-сука, который совершенно сознательно превращает людей в уродов. А Жопа — тот получает садистское удовольствие, ставя перед бойцами выбор: или постричься у Ману, или месяц воспитательных «работ по снабжению» в тылу. Ну и когда перед солдатиком встаёт вопрос, воевать, пожиная всё говно на Территориях или месяц в тылу с Жопой, его выбор до странности очевиден: война!

Ну а теперь, собственно, совсем не смешная история.

Воот, короче, ясный пень, что о визитах этого монстра разведка (верные люди в тылу) докладывает заранее. Достаточно короткого сообщения по рации. Например: «Хилтон! Хилтон! Жопа в пути. Принимайте меры!» И таким макаром за те 20-30 минут, которые отделяют часть от появления прапора, необходимые меры принимаются: всех старослужащих на постах сменяют «молодые». Их песенка уже спета, и от Жопыного пристального взгляда им уже не укрыться, но зато у «дедушек» и везунчиков есть небольшой шанс заныкаться в какое-нибудь укромное местечко и переждать бурю.

И вот, в один очередной ужасный день предупреждение о визите Жопы с подручным Ману-руки-ножницы прозвучало, когда мы были в Рамалле — как раз захватили большой семиэтажный дом в двухстах метрах от Мукаты — резиденции самого Арафата.

Немного проясню ситуацию: с самой Мукатой у нас консенсус: мы её перестали трогать после того, как Они перестали оттуда стрелять. А стрелять перестали после того, как наши вертолёты 2/3 этой Мукаты сровняли с землей к ебёной бабушке и обещали вернуться. Так вот, сама Муката тиха и безмятежна, но Рамалла вокруг бурлит. И надо отдать должное настырности мерзавцев, сколько ни забирай калаши, сколько ни арестовывай террористов, всё равно к утру они восстановливают все потери в оружии и в живой силе.

Но я опять отвлекся. В общем, предостережение передано, все, кто может, ныкаются по углам, и вот, представьте себе, просыпается солдат Амитай в комнатке, отведенной под казарму. Просыпается от шума сослуживцев, расползающихся кто куда. Ему, Амитаю, понятное дело, ни слова не сказав.

И вот он приходит в себя один в этой комнатке, хочет выйти посмотреть, в чем дело, и уже открывает дверь наружу, и видит — бинго! — ни с чем несравнимую тушу, неподражаемо вибрирующую в области таза. Господа! Жопына жопа по высоте доходя до уровня окна, напрочь заслоняла солнце. Короче, Амитай от страха и безысходности бросился ко второй двери, ведущей на балкон. Вылетел наружу и принялся дефилировать по этому балкону, в чем был. Перед всей Рамаллой.

Я подозреваю, что активисты ХАМАСА и Исламского Джихада, наблюдавшие за домом, потеряли головы от счастья. Не каждый день им приходится видеть солдата Армии Обороны без каски, без жилета и без всякого укрытия прямо перед своим носом.

Как бы то ни было, огонь открыли из всех стволов. Амитаю оставалось только забиться в уголок балкона и тихо-мирно срать в казенные штаны. С нашей же стороны , все кто были на посту, застрочили в ответ из всех пулеметов. Те, кто были не на посту, тоже начали подпаливать из всякой подручной утвари. В общем, перестрелка была что надо.

А самое главное, что у Жопы от всего этого заболели уши, Он загрузился в броневик и уебал, не успев облысить больше, чем половину роты. Это была положительная сторона инцидента. Отрицательную же сторону особенно остро оценили наши танковые войска, которых по тревоге ввели в Рамаллу, жители Рамаллы, которых вечерком в очередной раз обстреляли с вертолетов и, пожалуй, водитель броневика, который вывозил на базу в стирку штаны Амитая.

А еще, итогом истории послужила надпись, появившаяся на двери в комнату Старшего Прапорщика Шломи и гордо сообщавшая миру: «Я ебал Жопыну маму». Говорят, надпись явно смахивала на Амитаевский почерк. Дорого бы я дал, чтоб посмотреть на Жопыно лицо , гадая что означает эта надпись на его двери, кто такой Жопа и кто же тот смельчак который… И тут, пожалуй, его начинает осенять: наверняка изящно приподнимаются брови, он критично оглядывает с головы до …- нет, до ног он не в состоянии при таких объемах — с головы до пятой точки.. И вот он, наступает Момент Истины. Так давайте за него, родимого, и выпьем!

Ж_1

*  *  *  *  *

GromovСергей Громов — широкоплечий высокий красауэц-мужчина с доброй ослепляющей улыбкой  и совершенным чувством юмора, житель Израиля с 2000 года. 

Служил 3 года в נח»ל מוצנח и в милуиме последние 12 лет. Любит кошек и ненормативную лексику и они все любят его в ответ. Домашняя кошачья константа  — лысая, в количестве двух штук, но бывает по-разному.

Распизд.. Обладатель богатого жизненного опыта, Тонкий ценитель музыки, лысых котов и правильного вина. 

Поделиться ссылкой на эту статью: